12+
Навигация
Главная
Новости
Обзор печатных СМИ
Ветви власти
Ретроспектива
Деловая среда
Культурная жизнь
Поиск
_________________________
От редакции
Для рекламодателя
Карта сайта
_________________________
Архив











Дзержинская Интернет-газета «Апрель» зарегистрирована Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство Эл № ФС77-24564
Учредитель ООО «Агентство «А». Редактор Глушихина Анфиса Николаевна.

Материалы с пометкой R, «Имидж» публикуются на коммерческой основе. За содержание рекламных и коммерческих материалов ответственность несет рекламодатель.

Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.

При перепечатке материалов ссылка на Дзержинскую Интернет-газету «Апрель» обязательна.

WebMoney: R377424199614

Счёт в Сбербанке РФ: 40817810442163010762/54

Статистика посещений
mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterЗа сегодня669
mod_vvisit_counterЗа вчера797
mod_vvisit_counterЗа неделю2225
mod_vvisit_counterЗа месяц18088
mod_vvisit_counterВсего1662105
 
Главная
Человек неповторим. Кто раскроет его неповторимость? Печать Отправить на e-mail
Автор: Анфиса Глушихина   
15.05.2011

Читаем архив «Апреля». В архиве нашей газеты немало публикаций, которые с годами не теряют своей актуальности. Одна из таких публикаций - интервью Александра Пищика, с которым мы говорили о системе образования в России, о том, как можно построить обучение, как помочь ребенку и его семье понять, в чем состоит призвание юного человека.


***


Хорошее образование требует и хороших затрат - финансовых, материальных, духовных, нравственных. Иное не стоит трудов и не имеет права называться образованием.

Когда мы говорили с Александром Михайловичем Пищиком о модели устойчивого развития города, боковой ветвью остался разговор о школе, о системе образования. Этой области Александр Михайлович посвятил немало времени и сил, на теме образования во многом основывалась его докторская диссертация.

Я думала, что «боковая ветвь» так и останется в блокноте. Но на сайте «Новой газеты» появилась лекция профессора МГУ Александра Александровича Аузана «Российская модернизация: факторы и возможности».

В лекции приводится факт, совершенно меня поразивший. «В России, - говорит Аузан, - по причине, мне непонятной, не только углеводороды и вся таблица Менделеева, но почему-то рождаются всё время талантливые дети. Уж чего только не делали: родителей расстреливали, учителей ссылали, детей вывозили, и так далее… Продолжают рождаться! Я говорю не о моих представлениях в данном случае, а о замерах. Есть такой критерий Pisa: по школам измеряют креативность. Так вот, креативность младших школьников в России максимальна. А старших - уже нет. В университетах тоже положение не лучшее, скажем так».

Я поняла, что надо доставать блокнот и рассказывать об участии дзержинского профессора, доктора философских наук Александра Пищика в создании школы нового формата, где учат творчеству, взращивают креативность, определяют способности и склонности ребенка.

Это Нижегородская авторская академическая школа № 186 (НААШ). Концепцию школы разрабатывали в нижегородском философском клубе, который в 2009 году отметил свое сорокалетие. Александр Михайлович Пищик вошел в состав клуба через десять лет после его основания - в 1979 году. Занимались в клубе разработкой социальных программ для развития города, страны. Каждый год проводили философские конференции общероссийские (вначале общесоюзные). Среди прочих моделей разработали модель школы будущего. Внедрить ее в советское время не было возможности.

Идея устойчивого развития города заинтересовала членов клуба в 1990-е годы.

Впрочем, предоставим слово самому Александру Михайловичу.

 

***

 

- В 1980-90-х годах во всем мире началось движение за устойчивое развитие государств. Президент Ельцин объявил в 1993 году конкурс на лучшую модель устойчивого развития России, и мы включились в работу.

Но еще раньше, разрабатывая в клубе модели социального развития, мы старались определить ту систему ценностей, которые необходимо сохранить для будущего. Пришли к убеждению, что одна из таких ценностей, которые надо сохранить, - ценность семьи. Семья должна состоять из папы, мамы, детей. Почему же так много неполных семей? Как работать с семьями?

Молодые люди сегодня соединяются в семью для чего? Тот и другой из супругов рассчитывает, что в семье его будут обслуживать, - именно на этой почве практически сразу после свадьбы возникают конфликты. В семью надо идти, чтобы служить друг другу, но этому молодых людей не научили. Правильное понимание семейных отношений должно закладываться с детства - со школы и даже с детского сада. Надо вводить соответствующую систему воспитания, работать с семьей, продвигать идею, показывать, как это делается.

Наши наработки по новой школе, школе будущего совершенно естественным образом соединились с идеей устойчивого развития города.

Годом раньше вышел закон РФ об образовании, появились некоторые степени свободы, когда можно было наши «школьные» идеи внедрить. Эти степени свободы продержались недолго, но мы сумели в тот зазор попасть.

Стали искать, кто из директоров школ согласен на эту модель.

- Таких директоров-новаторов и сегодня не так уж много, а тогда…

- Нет, как раз тогда, мне кажется, был больший спрос на новые идеи. Приходит мой научный руководитель, профессор Лев Александрович Зеленов, говорит, что нашелся учитель, готовый наши идеи внедрять. Это был Михаил Васильевич Буров, директор будущей нижегородской школы № 186, в то время директор школы № 151. Группа практиков, то есть учителей, и группа теоретиков стали совместно делать проект. В 1995 году модель уже была доведена до практического уровня, под эту модель была построена новая школа № 186, и мы стали поэтапно вводить новую систему обучения. Через 10 лет мы смогли сказать, что все, что хотели, внедрили.

Уникальность школы в чем? В начальном звене мы внедрили вероятностную модель образования, которое целиком и полностью строится на непрограммируемой, неплановой основе.

Нас не устраивали системы ни Эльконина - Давыдова, ни Занкова, ни другие модели, которые в то время были. Мы нашли педагога-новатора в Екатеринбурге. Это был Александр Михайлович Лобок (известный в стране и за рубежом культуролог, кандидат философских наук, доктор психологических наук). В его классе из 25 человек все ребята вышли на очень высокий уровень творчества.

Но для этого педагогу надо было отказаться от всех традиционных моделей образования. Любой его урок можно было снимать и показывать, и этот фильм жадно смотрели бы. Каждый урок Лобка был шедевром, каждый урок формировался здесь и сейчас.

В качестве примера расскажу такой эпизод. Первый класс. Дети совсем еще маленькие. «Будем сегодня заниматься созданием текстов», - говорит учитель. Дети впервые слышат это слово и не поймут, чего от них хотят.

Я утром встал, мама пошла на работу, я - в школу, рассказывает малыш. Ну, и что интересного ты нам сказал? - спрашивает учитель, который добивается от детей не банальных слов.

«Солнечный зайчик бегает по стенам и веселит нас», - сообщает Маша.

Учитель говорит: вот, в этом что-то есть…

Дети почти поняли, чего от них ждут, и начинают импровизировать. Сначала все опять же про солнечного зайчика, но учитель говорит: про зайчика уже Маша сказала, неужели нет больше ничего интересного?

В конце концов дети стали понимать, чем «текст» отличается от обычного, обыденного сообщения.

Помню, через год, во втором классе, подходит мальчик, Игорь Курносов, и говорит: «Александр Михайлович, я текст написал: орфографический словарь написал слово и при этом сделал ошибку - он забыл заглянуть в себя». Вот это текст! Между тем мальчик - всего только второклассник.

- Вы помните воспитанников по именам?

- Их нельзя не помнить. Это удивительные творческие личности!

Приехали в Нижний Новгород немецкий скульптор Эккахарт Бушон и его жена, художник Нина Гелинг русского происхождения. В нашей школе развернули выставку их работ. У нас хорошая библиотека двухэтажная, по своему дизайн-проекту, хороший выставочный зал.

Детям из второго класса вероятностного образования Александр Михайлович Лобок предложил записывать на листочках их мысли по поводу выставленных работ: выберите, говорит, что вам понравится больше всего, и выскажите какое-то свое отношение к увиденному. Я смотрю, дети что-то пишут. Предложил всем остальным, с первого по одиннадцатый класс, делать то же самое.

Потом Нина Гелинг стала читать написанное и переводить для мужа. Он откладывал в стопочку то, что его заинтересовало. Стопочка оказалась небольшой, но вся она состояла… из текстов второклассников. Он плакал над этими текстами. Это, говорит, именно то, что я хотел выразить, но никто этого не понимает. А они понимают! Потом он целый год с одной из девочек переписывался, вели диалог по поводу искусства.

Мы тогда пришли к выводу, что творчеству можно обучать всех детей. Почему этого не может делать традиционная школа? Потому что она обучает готовому алгоритму.

- То есть умственно отсталых, неодаренных детей в принципе не существует? Из каждого ребенка можно всё достать?

- Был у нас в школе класс «дураков» - так его стали называть. Традиционный учитель, традиционная школа. Решили разобраться, в чем дело. Собрали консилиум. Да, забыл сказать. В школе вели мониторинг медицинский, психологический. Ну вот, консилиум посовещался, посмотрели все данные и пришли к выводу, что надо менять классного руководителя. С детьми надо работать с таким-то и таким-то подходом. Поменяли классного руководителя. Набрали другую группу учителей. Через год эти ребята догнали и перегнали соседний класс.

- Чтобы работать так с детьми, надо с учителями сначала работать.

- Конечно. С учителями, с детьми. И с родителями тоже. Лобок, когда начинал работать, каждую неделю собирал родителей, сажал их в круг, и они обсуждали, что делали дети в течение недели, какую работу он вел. У родителей возникали вопросы - он тут же отвечал на них.

Мы, когда еще только начинали работать над концепцией новой школы, тоже все проблемы обсуждали в круге.

Я уже говорил, что необходимы три элемента, три компонента для проектирования деятельности в любой сфере: детерминация, регламентация, мотивация.

Так вот, в нашем круге детерминацию обеспечивали, то есть определяли, что нужно от школы, специалисты очень высокого класса: медики, психологи, педагоги на уровне кандидатов, докторов наук. Сорокина была, зав кафедрой детской психологии. Кузьмичев, доктор медицинских наук, другие нижегородские светила.

В направлении регламентация работали с администрацией школы.

А по мотивации работали с родителями, учителями, учениками.

На уровне детерминации надо было определить, на какие компетенции мы должны ориентировать школу - тогда как раз появился этот термин. Мы составили список компетенций: какими качествами должен обладать ученик, а потом и выпускник школы. Он творческим должен быть? Должен. Должен быть креативным. Коммуникабельным. Должен свободно владеть английским языком на уровне разговорной речи.

Собирали родителей. Разные были люди. Значимые в городе и совсем не известные. Спрашивали их, какие качества они хотели бы видеть в своих детях, что ребята должны приобрести, учась в этой школе. Специалисты и родители пришли к одинаковым выводам.

- Что сейчас с этой школой? Она продолжает работать?

- Да, продолжает. Это федеральная экспериментальная площадка. Каждый год школа участвует в образовательных проектах, каждый год по миллиону рублей выигрывает.

- Что-то я не слышала о ней… Отмечают 40-й лицей, 82-й сормовский лицей…

- 186-я нечто иное, непривычное. У обычных школ какие задачи? Дать хорошие знания, выпустить столько-то медалистов.

У нас другие задачи. Эти показатели - число медалистов, число поступивших в вузы и т.д., тоже не хуже других, но есть и другая задача - прежде всего помочь ребенку выбрать будущую специальность по способностям.

В Соединенных Штатах Америки, согласно исследованиям 1980-х годов, в возрасте 30-40 лет (самый трудоспособный возраст) по способностям работают 20%.

- По-моему, это много. У нас, я думаю, меньше.

- Академик Казначеев в Новосибирске в те же годы провел аналогичные исследования: 3%. Ему посоветовали провести такие же исследования в ВПК, туда же людей особых отбирают. 5% оказалось.

Мы довели этот показатель до 80-90%. Мы создавали детям условия, чтобы они с первого по последний класс в разных сферах деятельности себя проявили. Практически ни одного неспособного не было. Был такой случай - закоренелый двоечник, ничем не могли заинтересовать. Мальчик трудный, недисциплинированный. Опять же собрали консилиум: доктор медицинских наук, психолог. Понятно, что с этим ребенком надо работать по-другому. Не сразу, но поняли, что он хороший дизайнер. В старших классах подтянулся, когда помогли ему определиться со способностями. Потом закончил строительную академию, успешно работает.

Был один случай неудачи. Мы видели, что мальчик не склонен к юриспруденции, но родители настаивали. Потом мы смотрели за этим мальчиком - не получился юрист.

- 80, 20 и 3 процента… Это же ужасные цифры. Такая дисгармония!

- Да, чем больше людей будут работать по способностям, тем более конкурентоспособной будет страна. Вся система воспитания заключается в том, чтобы помочь человеку найти себя, свои уникальные способности.

С точки зрения философии есть такой вопрос: что первично - потребности или способности? Есть точка зрения, что первичны потребности - стоит человеку захотеть, и у него всё получится.

Я убедился, что это не так. Для меня моделью является спорт. Какой вид спорта ребенок выберет, на чем остановится? Где у него что-то получается неплохо, не хуже, чем у других, где он в первую десятку войдет. Если у человека есть способности, у него и потребность появится, он будет ходить в секцию с энтузиазмом. Если способности слабенькие, он туда не захочет ходить.

И в работе то же самое. Поэтому надо помогать человеку стать конкурентоспособным.

Все элементы, которые мы разработали в философском клубе, начиная с 1970-х годов, вошли в структуру новой школы. Многое приходилось даже дорабатывать, но ни один элемент не исчез. В том числе и отношения в семье, воспитание детей, этичные взаимоотношения супругов.

- Александр Михайлович, исходя из сказанного профессором Аузаном, получается, что Россия теряет огромную часть своего интеллектуального потенциала где-то на уровне первого-второго класса средней школы?

- Получается, что так.

- Но так не может оставаться, если есть опыт совсем другой системы образования!

- Опыт есть. И не только в системе образования. Беда в том, что управителям-временщикам не нужны, похоже, ни опыт, ни образование юношества, ни само развитие России.

 

Анфиса ГЛУШИХИНА

 
< Пред.   След. >
 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования © ООО "Агентство "А", 2006
april@april-dz.ru