12+
Навигация
Главная
Новости
Обзор печатных СМИ
Ветви власти
Ретроспектива
Деловая среда
Культурная жизнь
Поиск
_________________________
От редакции
Для рекламодателя
Карта сайта
_________________________
Архив











Дзержинская Интернет-газета «Апрель» зарегистрирована Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство Эл № ФС77-24564
Учредитель ООО «Агентство «А». Редактор Глушихина Анфиса Николаевна.

Материалы с пометкой R, «Имидж» публикуются на коммерческой основе. За содержание рекламных и коммерческих материалов ответственность несет рекламодатель.

Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.

При перепечатке материалов ссылка на Дзержинскую Интернет-газету «Апрель» обязательна.

WebMoney: R377424199614

Счёт в Сбербанке РФ: 40817810442163010762/54

Статистика посещений
mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterЗа сегодня898
mod_vvisit_counterЗа вчера1160
mod_vvisit_counterЗа неделю3440
mod_vvisit_counterЗа месяц16530
mod_vvisit_counterВсего2149504
 
Главная
Тяжела ты, шапка журналиста Печать Отправить на e-mail
Автор: Анфиса Глушихина   
06.11.2011

Как быть, если у тебя в какой-то период жизни были добрые (приятельские, дружеские - далее весь ряд синонимов) отношения с человеком, теперь же он занимает высокий чиновничий пост, а тебе - по долгу твоей службы - приходится оценивать его работу?

 Да если он еще совершает не самые благовидные поступки или просто плохо работает… Что и как писать? Или хорошо (помня о былых дружелюбных отношениях), или ничего? Лучше бы всего, конечно, ничего. Но ты журналист, твой долг нести людям правдивую информацию.

Когда твой журналистский стаж десятки лет и ты давно уже перезнакомился с сотнями (или уже тысячами) людей, такие случаи, когда о человеке надо говорить «или хорошо, или ничего», повторяются всё чаще.

Вот я на всякие лады пишу мысленно очередную статью (а этот процесс не кончается никогда, заканчивается одно - начинается другое, или сразу несколько корреспонденций в голове кружатся) о том, что чиновный люд давно пора проредить. Но как это напишешь? Я знаю в нашей городской администрации практически всех. И как написать то, что думается? А думается вот что: тебе, дорогая (дорогой), пора идти на пенсию и освободить насиженное, теплое место.

Еще хуже: я знаю, что вот этому никчемному начальнику остался год до пенсии. Вроде как и жалко его, и посочувствовать можно: ну, как же, всего год остался, надо же доработать ему до пенсионного возраста!

Но почему он этот год будет протирать штаны, будет получать высокую зарплату и все положенные премиальные, наградные, лечебные выплаты, не принимая полезных для города решений, не принося никакой пользы?

Есть еще одна категория начальников, которым надо доработать некий период, чтобы выработать стаж муниципальной (либо государственной) службы. С этими обращаются уж и вовсе совсем обходительно: как же, столько лет трудился на благо сограждан - и вот не хватает нескольких месяцев до этого самого муниципального (государственного) стажа, чтобы потом этот господин, будучи препровожденным на заслуженный отдых, получал какие-то блага, надбавки, еще что-то.

Но почему всё это за счет налогоплательщиков? За счет экономии на зарплате так называемых бюджетников?

Кстати сказать, рядовой налогоплательщик и не знает, какая разница между «бюджетником» и «муниципальным служащим» - все, мол, одинаково на моей шее сидят. Одинаково, да не совсем. Бюджетник - это учитель, врач, воспитатель, такой же бесправный, какими являются в современной России чуть ли не все наемные работники.

Муниципальный служащий защищен множеством законов, контрактов, положений, ему обеспечены вполне приличная оплата труда и множество гарантий.

Зарплаты чиновников - тайна за семью печатями. Положения об оплате собственного труда они принимают самостоятельно (в соответствии с законодательством, да-да! А законодательство кто пишет?), рядовые граждане даже представления не имеют, что это такое - муниципальный стаж, какие предоставляются льготы после отсиживания в теплом кресле определенного количества лет.

У бюджетников совсем иное положение. Как пишет «Дзержинское время» (№ 43 за 3 ноября), «работники детских садов со следующего года, по словам В. Сопина, снова получат возможность бесплатно питаться на работе», но им придется при этом отказаться от доплаты в 6 процентов. Доплата за питание - от 450 до 600 рублей, надбавка - 200-300 рублей, «да и начислили-то ее не всем». Вот о каких мизерных суммах говорят, когда речь идет о бюджетниках. А почему? Кто важнее для общества - влюбленный в свое дело воспитатель или разжиревший чиновник, который досиживает свой «муниципальный стаж»?

Все чиновники прекрасные люди. Можно обсуждать с ними прочитанные книги, просмотренные фильмы, любимые интернет-сайты. Закрытая тема - их работа, потому что они плохие чиновники и в большинстве своем сами об этом знают, не уважают свою должность и себя в ней. Но пока на этой должности держат и платят очень даже приличную зарплату, ты же от нее по доброй воле не откажешься, верно? Хуже того, каждый очень боится: вдруг завтра придут и скажут: ты попадаешь под сокращение штатов. И что, и куда? Ты же больше ничего не умеешь (хотя и в нынешней ипостаси тоже ничего не умеешь). А ведь привык к определенному уровню жизни, к определенному уровню сервиса, к определенному кругу общения.

 Сейчас я приведу очень пространную цитату из статьи Юлии Латыниной. Она, с моей точки зрения, как нельзя более точно характеризует состояние чиновничьей среды, да и всего общества в целом: 

«Годы Хрущева и Брежнева совершенно развратили российское население. Россия экспортировала нефть и импортировала зерно. Люди стали жить по принципу: “вы делаете вид, что нам платите, а мы делаем вид, что работаем”. Мы не вышли из нищеты, но привыкли зависеть от государства. 

Основной проблемой современной России является даже не воровство и безответственность чиновников. Основной проблемой современной России является люмпенизация населения.

Эксперты, готовившие доклад “Россия 2020”, пришли к неутешительному выводу: система социальных гарантий в том виде, в котором она сейчас существует - это система расширенного воспроизводства люмпенов. Взрослых мужчин, которые не хотят работать и у которых сформировалась своя, специфическая субкультура бедности, эксперты насчитали 6 млн человек.

Это число, увы, занижено в разы.

В России существуют не сотни тысяч, а миллионы скрытых люмпенов. Гаишник, который вымогает на дороге деньги; охранник, скучающий у высоких железных ворот; водитель “мигалки”, который получает не так много, но, шалея от запаха власти, устраивает драки с другими водителями; мелкий чиновник, вымогающий взятки; следователь, который при официальной зарплате в 500 долларов тратит миллион долларов на машины, квартиры и особняки; нянечка в больнице, которая не подставит умирающему “утку”, но зато будет регулярно возмущаться небольшими зарплатами “санитарок и врачей”, низкоквалифицированный учитель, который рассказывает своим ученикам про “козни Запада”, - все они на самом деле, несмотря на гигантскую разницу в статусе и достатке, - скрытые люмпены.

Ни один из них не сможет нормально трудиться, если его уволят с места, где он калечит души и тела людей. Наивно думать, что гаишник, привыкший к безнаказанности, встанет к станку.

Эта люмпенизация не является ни случайной, ни стихийной. Она впервые началась при Брежневе. Она является вполне сознательной социальной политикой путинского режима. Она превращает любого гражданина России в члена павианьего стада, который не трудится, а живет тем, что уделил ему вожак».

Я стараюсь как можно меньше с чиновниками общаться. Им, по сведениям газеты «Репортер», в очередной раз (при очередной смене власти) вообще запрещено общаться с представителями прессы - только через пресс-службу. Я уже писала, что перестала ходить на оперативки. Перестаю вообще заходить в администрацию - с одной стороны, чтобы не подводить людей «под монастырь», с другой стороны - как можно приходить с такими мыслями в голове?

По этой причине не знаю последних кадровых перемен, не знаю, кого зацеплю своими нынешними рассуждениями особенно больно.

По моим представлениям, в администрации можно вот прямо сегодня (нет, сегодня уже поздно - значит, после праздников) сократить полным составом два управления. Неполным - можно все управления и отделы почистить.

Виктор Валентинович Портнов в бытность мэром сказал как-то с большим сочувствием, что предстоят большие сокращения аппарата, а ведь все работники - живые люди, у всех семьи, им тяжело будет этот момент пережить.

Понятно, что тяжело. А тем, кого сокращают при закрытии заводских цехов или магазинов, библиотек, легче что ли, когда они остаются с глазу на глаз с очередными платежками за ЖКУ?

Согласно одному из «законов Паркинсона», на определенном этапе управленческий аппарат становится «административно самодостаточным». Этот специальный термин означает, что аппарат создает так много внутренней работы, что больше не нуждается в контактах с внешним миром. Зато внутри задач становится все больше - чиновники создают работу друг другу. Вот именно это мы и имеем. В той же статье Юлия Латынина приводит такие данные: за время правления Путина общая численность госслужащих выросла на 41,9% (в том числе в федеральных государственных органах - на 66,8%). Новые должности создаются на всех уровнях власти то под конкретного человека, то под какую-то надуманную функцию и опять же под конкретных людей.

…Всем журналистам приходится соблюдать определенный политес: раскланиваться, улыбаться, говорить о сложностях чиновничьей работы и делать понимающий вид, пытаясь выудить нужную информацию. Но как же тяжела она, доля журналиста, когда в голове его бродят вот такие мысли…

 

Анфиса ГЛУШИХИНА

 
< Пред.   След. >
 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования © ООО "Агентство "А", 2006
april@april-dz.ru