Навигация
Главная
Экономика
Политика
Общественная жизнь
Культура
Назначения
Поздравляем
_________________________
Архив


Статистика посещений
mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterЗа сегодня1560
mod_vvisit_counterЗа вчера1976
mod_vvisit_counterЗа неделю1560
mod_vvisit_counterЗа месяц17932
mod_vvisit_counterВсего2762558
 
Главная arrow Новости arrow Культура arrow Человек устал быть одиноким. Часть вторая
Человек устал быть одиноким. Часть вторая Печать Отправить на e-mail
Автор: Анфиса Глушихина   
30.11.2014

Когда-то, в далекой молодости, меня совершенно потряс роман Станислава Лема «Солярис». Живая планета-океан, подумать только! К тому же мыслящая!

Потом много раз попадались на глаза утверждения, что наша Земля - тоже живая и тоже мыслящая. И много раз думалось: как же она нас на себе терпит?

 

Написать об этом захотелось по прочтении романа Захара Прилепина.

В последнее время художественной литературой балую себя мало. Читаю публицистику (газетную, интернетную) и книги, статьи об устройстве Вселенной, об ее божественности.

У Прилепина не читала ни строчки. Заинтересовалась его творчеством после статьи Евгении Макаровой в «Дзержинских ведомостях». Он, оказывается, хоть и не в Дзержинске родился, но вполне может считаться нашим земляком - в школе здесь учился, отсюда ездил на электричке в Нижегородский госуниверситет.

Стала читать первое, что в интернете попалось, - роман «Санькя». Сначала прямо с экрана, потом и бумажный вариант приобрела. Читала - и волосы вставали дыбом.

«Союз созидающих» - так называет свою партию толпа злых юнцов. В этой партии состоит и главный герой романа Саша Тишин (Санькя, как зовет его бабушка).

Это вот они - созидающие, эта так называемая партия?

Вождь их в тюрьме, под следствием, его взяли за покупку оружия, всего нескольких автоматов, а они, его свора, его паства, его ватага - они стояли нервными рядами, лица в черных повязках, лбы потные, глаза озверелые (Цветом выделяю прямые цитаты из романа - по интернет-версии).

Очень сочувствуешь Саньке, когда его жестоко избивают сначала в «конторе», потом где-то в лесу. Но в памяти держится сцена из самого начала романа, когда этот 25-летний «созидатель», едва не вырвав суставы, бросил ограду в их [омоновцев] сторону. Она загрохотала на асфальте, не долетев до бегущих. Саша видел, что остановившиеся омоновцы кричат ему что-то злое, но слов не разобрал. Они снова двинулись на него, и тогда Саша схватил еще одну секцию. Брошенная ограда накрыла одного из омоновцев, он криво завалился под рухнувшим на него железом. Двое других стали его вызволять.

Или вот еще: Саша со вздохом откинул назад голову и с разлету обрушил свой лоб на переносицу кавказца. Что-то хряснуло смачно, бутылка выпала из белых рук и покатилась, разливая жидкость. Кавказец упал на колени, охватив лицо руками, и больше не вставал. …Пол-лица как раздавленный помидор.

Возможно, я совсем неверно поняла роман. Он о том, что власть в России допустила гибель русской деревни. Люди спиваются и в деревне, и в городах. Здесь уже нет ничего, что могло бы устраивать. Здесь пустое место. Здесь нет даже почвы. Ни патриархальной, ни той, в которой государство заинтересовано, как модно сейчас говорить, гео-поли-тически. И государства нет. И вот молодежь протестует против этого государства - протестует, как умеет. Глаза его [Саши] наливались той необходимой для крика пустотой, что во все века предшествует атаке. Их было семьсот человек, и они кричали слово «Революция».

Я категорически против такого протеста, против такой «революции».

Если ты хочешь метнуть вместо помидора гранату - вперед. Мы оценим этот поступок. Я оценю этот поступок. Если пока не хочешь - не надо. Возможно, еще захочешь - тебе ведь, как я понимаю, надо, чтобы все вокруг стреляли - тогда и самому начать проще. В толпе, да? Я надеюсь, что чуть позже у тебя будет такая возможность, - это монолог уже другого героя. Я опять же против такой возможности, потому что в толпе проще пойти на любое безумство.

«Союзники» мечтали лишь о том, чтобы сменить в стране власть, гадкую, безнравственную, лживую.

Надо устраиваться на работу, думал Саша. Совсем нет денег. Надо куда-то устроиться. Гребаная страна, и в ней надо устроиться куда-то. Мести двор, мешать раствор, носить горшки, таскать тюки и вечером смотреть в телевизор, где эти мерзейшие твари кривляются, рассказывая, как они заботятся о тебе. Их лица… Последнее время Саша начинал болеть, когда видел их лица. Вглядывался в их рты и глаза. Выключал звук порой, и тогда мерзость личин становилась настолько наглядной, что злые мурашки прыгали по спине. Надо устроиться на работу, да. И телевизор не смотреть. Иначе вовсе невыносимо.

Тут я с Сашей в чем-то согласна. Правда, я не смотрю центральное ТВ, а местное - только в интернете в повторах. Но чувства испытываю похожие.

Таких «созидающих» немало, наверное, по Руси. Они жаждут справедливости. Но как они ее понимают? Вот наш герой элементарно грабит человека - и, наверное, считает это справедливым.

Революция приходит не сверху и не снизу - она наступает, когда истончаются все истины… - говорит один из героев книги.

А причем тут Солярис и живая, разумная планета Земля? И причем тут одиночество человека?

В первой статье под таким же заголовком я писала, что люди после почти векового атеизма ищут Бога. Потом еще писала на ту же тему. Но не опоздали ли мы?

Прилепин устами старичка-лесовичка тоже напоминает, что пора бы к Богу обратиться:

«Бог-то уже совсем к нам свесился, в лицо заглядыват, а мы все никак его не разглядим. Бывалочь, когда в деревне согрешит кто, Бог долго думал, годы и годы, наказать аль нет. А то и на деток грешника откладывал наказание. До самой смерти грешника ждал, что тот исправится. Вот как было: пока вера была человечьей породе. Теперь сразу себя выказыват Господь: как бывалочь отец ложкой бил сопливым пострелам за столом, когда наперед старшего лезли в чугунок за картошкой, так и он. Господь нетерпеливый стал: знать, устал от нас. Раз знак подаст, поставит вешку, два, на третий раз оглоблей по хребту, напополам ломает… Приметили это, милки? - старичок обвел собравшихся взглядом. - Не было у вас вешок по пути?».

Вешки давно расставлены, только не видим мы их. Ни сверху, ни снизу. Как бы не сошла с орбиты Земля. Стряхнет нас с себя и будет создавать новую цивилизацию.

 

Анфиса ГЛУШИХИНА

 
< Пред.   След. >
 
 
-->
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования © ООО "Агентство "А", 2006
april@april-dz.ru