Навигация
Главная
Разговор на тему
Первые лица
Управление
Промышленность
Малый и средний бизнес
Мастер
Имидж (на правах рекламы)
_________________________
Архив


Статистика посещений
mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterЗа сегодня1459
mod_vvisit_counterЗа вчера1712
mod_vvisit_counterЗа неделю8555
mod_vvisit_counterЗа месяц47951
mod_vvisit_counterВсего3326910
 
Главная arrow Деловая среда arrow Первые лица arrow Валерий Артамонов. Книга вторая. Отрывки
Валерий Артамонов. Книга вторая. Отрывки Печать Отправить на e-mail
Автор: Анфиса Глушихина   
13.10.2015

Индустриальный парк «Ока-полимер»

 

Вам приходилось бывать на заброшенных площадках, где были когда-то производственные корпуса, технологические колонны? Потом производство остановилось, корпуса ржавеют, гниют, рушатся…

 

Примерно такую картину я ожидала увидеть на территории бывшего «Капролактама», который теперь называется Индустриальный парк «Ока-полимер».

Я долго просилась за проходную, но некому всё было сопроводить меня туда. И вот едем. Взяли меня на короткую ознакомительную «экскурсию» директор по проектам индустриального парка Ермаков Александр Николаевич и директор индустриального парка по развитию Рябов Сергей Владимирович.

Об истории непростых взаимоотношений «Тосол-Синтеза» с компанией «СИБУР» рассказано в первой книге «Дело Артамонова» (стр. 31-32, 91-92, 110-111).

К концу 2012 года в «СИБУРе» было принято решение промплощадку «Капролактама» закрыть полностью. Совместным проектом правительства Нижегородской области и «СИБУРа» решено было  превратить площадку в индустриальный парк. Производства останавливались одно за другим.

Неминуемо должно было закрыться и производство ТЖ - тормозной жидкости.

«Уникальное производство, единственное в России, закрывать было кощунственно, глупо, неправильно, - рассказывают в цехе 230. - Его выставили на тендер. Но специалисты знали, что с остановкой хлорного производства остановится и подача холода, а без холода производство ТЖ работать не может».

Представители участников тендера приезжали, смотрели. Приценивались. В итоге купил производство «Тосол-Синтез» - там видели перспективы развития, знали, какие шаги надо предпринять, чтобы дело двигалось дальше. В короткий срок привезли из Италии установку по производству холода, позднее сделали автономную водооборотную систему. Далее нужны реконструкция самого производства - и расширение его мощностей. Намечена программа, но сложность ее осуществления в том, что цех ТЖ жестко завязан на поставку окиси этилена из «СИБУР-Нефтехима». Вести реконструкцию можно только во время остановочных ремонтов у поставщика.

Итак, в корпусах вновь приобретенного производства шла подготовка к пуску его при новом собственнике. Возглавил новое предприятие Александр Николаевич Ермаков.

Коллектив - давний, спаянный, со сложившимися традициями - судьбу свою особо не выбирал, потому что выбор был не велик: или все останутся без работы, или пойдут на вновь организуемый завод «Капролактам Тосол-Синтез» (КТС). Разумеется, перспектива остаться без работы никого не прельщала. Переговоры шли недолго - условия «Тосол-Синтеза» вполне удовлетворили бывших капролактамовцев-сибуровцев.

О первых шагах предприятия рассказывалось в одной из глав первой книги «Дело Артамонова».

…Между тем «Капролактам» почти полностью остановился и превратился в индустриальный парк под названием «Ока-полимер».

Индустриальный парк… Этот статус предполагает, что парк обеспечивает своих резидентов всей необходимой инфраструктурой. Но чем далее, тем более становилось ясно, что у руководителей парка не было программы развития, не было даже общего видения, что имеется на площадке и что можно сделать на ней еще. Скорей всего, судьбой «парка» было ржаветь и гнить. Могли порезать корпуса, колонны, трубопроводы на металлолом.

В «Тосол-Синтезе» не могли смириться с такой перспективой - начали переговоры о покупке индустриального парка. Пока переговоры шли, вывозить металлолом уже начали. Чуть было сделка не рассыпалась по этой причине. Но здравый смысл возобладал, резать металл перестали.

Промпарк (так я буду называть его для краткости) сменил хозяина в феврале 2014 года - немногим более полутора лет назад.

Лома на площадке действительно много, но демонтаж его и переработка ведутся разумно. Занимается этим специализированное предприятие.

Те корпуса и конструкции, которые можно использовать, используются еще более разумно.

Главное было - не дать заводу умереть. Где-то «Тосол-Синтез» расположил собственные производства. Для других корпусов ищут арендаторов или покупателей.

А что выгоднее хозяину промпарка - сдача в аренду или продажа?

- Это не имеет значения, - объясняют мне. - Арендная плата почти что символическая. При продаже старья тоже много не выручишь. Зарабатывать индустриальный парк будет (и уже зарабатывает) на услугах резидентам. Строится инфраструктура для бесперебойного обеспечения электричеством, водой и водоудалением, транспортом, холодом, техническими газами.

Одних только железнодорожных путей на территории промпарка 40 километров! Плюс железнодорожная станция Промышленная. Всё это собственность самого парка, а обслуживанием большого хозяйства занимается владимирская компания «Ремпуть». Очень востребованной оказалась услуга по отстою вагонов и цистерн - ее тоже предоставляет «Ремпуть».

Требуется промыть и высушить цистерну? Будет и такая услуга - идут переговоры с потенциальным резидентом.

Есть корпуса, построенные в 30-х, 40-х годах прошлого века. Но и те, что были построены в 1970-х, тоже отжили уже свой век. Это второе производство (выпускало капролактам - сырье для полиамидной смолы, из которой получают волокно капрон). Восьмое производство было построено при содействии французов, выпускало поливинилхлоридные (ПВХ) пластикаты. Оба производства были гордостью завода и города, из их цехов я писала когда-то репортажи. Проезжая на электричке годы спустя, я видела, как ветшали корпуса знаменитых когда-то 206-го, 209-го цехов, как все явственнее просвечивало солнце через их остовы. Я думала: разобрать их каких трудов будет стоить!

Восьмое производство с дорог не видно. К нему вел перекидной мост через железную дорогу. Остатки моста еще висят над путями, но лестницы срезаны (чтобы рисковые головы не лезли на ржавую конструкцию).

209-го цеха больше нет. На месте бывшего второго производства ровная площадка гектаров в двадцать, которая ждет будущего хозяина. Он уже есть на примете, идут переговоры.

Корпуса восьмого производства оказались долговечнее. Теперь там работает филиал фирмы «Хемкор», делает изделия из ПВХ. Если раньше пластикаты производили как раз на этом самом месте, то теперь суспензионный ПВХ привозят издалека: возможно, из Кстова, возможно, из Штатов, из Китая… «Хемкор» стал резидентом еще в ту пору, когда хозяином здесь был СИБУР-холдинг. С новым хозяином промпарка отношения филиала сложились вполне дружелюбные.

Дорога к производственным корпусам бывшего восьмого производства напрочь разбита. Идут переговоры с резидентами об ее долевой реконструкции.

Еще один цех окружен со всех сторон горой использованных автомобильных шин. Я уже неоднократно упоминала о страсти Валерия Артамонова давать ресурсам новую жизнь. Автошины - ресурс, который засоряет всё вокруг. Придуманный способ их использования для устройства мини-клумб во дворах вот лично мне категорически не нравится, я не нахожу такие клумбы эстетичными. Да и сколько их надо-то для клумб, для «скульптур»? Нужна промышленная переработка. И вот она у меня перед глазами. Резина измельчается на несколько фракций. Самую мелкую можно добавлять в массу при производстве новых резин (каучуков). Покрупнее можно использовать при изготовлении покрытий для детских игровых площадок, резиновых матов и ковриков, для гаражей и коровников… Рынок сбыта пока неограниченный.

Занимается утилизацией шин резидент. Кроме резины добывают из них текстильный корд (тоже есть потребители), металлический корд.

Еще один арендатор неказистых на вид, но крепких корпусов - Казанский завод синтетических каучуков (КЗСК). Производят в Дзержинске этиленхлоргидрин для основного казанского производства. Хлором отсюда пользуются водоканальные предприятия - как раз вместе с нами пересекали проходную две маленькие, аккуратные автоцистерны с соответствующими надписями.

Предприятие «Кларити» делает стрейч-пленки и в короткие сроки заняло очень существенную нишу - стало чуть ли не монополистом в своей области: поставляет пленку почти во все торговые сети.

А вот цех новенький, с иголочки. Его светлые конструкции выглядят неожиданными на фоне давнего и довольно разномастного промышленного пейзажа.  Работают тут в белых халатах и мягких туфлях. Производят линзы сверхвысокой чувствительности и прозрачности. Предполагается, что у этого цеха большое будущее.

…Когда я вижу скелеты химических башен на других полуброшенных заводах, начинает ныть мое пессимистичное сердце. Прогулка по индустриальному парку «Ока-полимер» вселяет надежду и немного оптимизма. Его площадка не в идеальном состоянии. Нужна еще планировка территории, снос ветхих строений, реконструкция дорог. Но все эти работы уже ведутся - в плановом порядке.

Корпуса, годные к использованию, на 70 процентов заселены. Сюда зовут не всех кряду и не кого попало. Подбор резидентов ведется с учетом того, насколько удачно впишутся они в общий рабочий цикл индустриального парка.

Наверное, к этому циклу органично присоединились бы мощности, очистные сооружения, печи сжигания для ликвидации «Белого моря». «Тосол-Синтез» собрал бы научные силы со всей страны, из-за рубежа - в отличие от тех, кто уже три года ведет разговоры, а подступов к делу пока не видать.

 

Анфиса ГЛУШИХИНА

 
< Пред.   След. >
 
 
-->
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования © ООО "Агентство "А", 2006
(8313) 29-62-64,
april@april-dz.ru