12+
Навигация
Главная
Новости
Обзор печатных СМИ
Ветви власти
Ретроспектива
Деловая среда
Культурная жизнь
Поиск
_________________________
От редакции
Для рекламодателя
Карта сайта
_________________________
Архив











Дзержинская Интернет-газета «Апрель» зарегистрирована Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство Эл № ФС77-24564
Учредитель ООО «Агентство «А». Редактор Глушихина Анфиса Николаевна.

Материалы с пометкой R, «Имидж» публикуются на коммерческой основе. За содержание рекламных и коммерческих материалов ответственность несет рекламодатель.

Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.

При перепечатке материалов ссылка на Дзержинскую Интернет-газету «Апрель» обязательна.

WebMoney: R377424199614

Счёт в Сбербанке РФ: 40817810442163010762/54

Статистика посещений
mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterЗа сегодня663
mod_vvisit_counterЗа вчера2332
mod_vvisit_counterЗа неделю663
mod_vvisit_counterЗа месяц28642
mod_vvisit_counterВсего2118371
 
Главная
Два Дзержинска Печать Отправить на e-mail
Автор: Анфиса Глушихина   
11.06.2018

14 августа 2007 года. Газета «Дзержинец»


В последнее время все чаще вспоминаю книгу Герберта Уэллса «Машина времени». На днях перечитала - и снова ужаснулась пророчествам великого фантаста.


Цитирую: «Постепенное углубление теперешнего временного социального различия между Капиталистом и Рабочим было ключом к новому положению вещей. …А вслед за тем кастовая тенденция богатых людей, вызванная все большей утонченностью жизни, - тенденция расширить пропасть между ними и оскорбляющей их грубостью бедняков тоже ведет к захвату привилегированными сословиями все большей и большей части поверхности земли исключительно для себя. …Неуклонно расширяющаяся пропасть между богатыми и бедными, результат продолжительности и дороговизны высшего образования и стремления богатых к утонченным привычкам, - разве не поведет это к тому, что соприкосновения между классами станут все менее возможными?»

Не стану далее цитировать. Напомню лишь, что Имущие остались на поверхности земли и выродились. Они стали элоями - изящными, утонченно красивыми и… безмозглыми созданиями. Неимущие, которых загнали под землю, превратились в морлоков. Полуслепые, тупые существа, почти такие же безмозглые, как и элои, они все-таки сохранили кое-какие трудовые навыки - и за счет этого странный мир еще существует…

А ведь казалось, что Россия (Советский Союз) выбрала другой путь, который не повел бы к полярному разделению человечества.

Я родилась через полтора месяца после начала Великой Отечественной. Войну не помню ни под каким углом - она далеко бушевала. Помню послевоенное детство, когда нечего было есть, нечего надеть-обуть.

Моя родня не пострадала от культа личности или Гулага. Мы были просто нищей крестьянской семьей. Глава семьи с войны не вернулся.

По своему опыту могу сказать: послевоенная страна думала о своем будущем. В первый класс я пошла ровно в семь лет, и писали мы уже на настоящих тетрадях, а не на оберточной бумаге или старых учебниках, как писали мои старшие сестры.

Послевоенная страна не знала беспризорности: все ее сироты были определены в детские дома, она заботилась о них, об их образовании - в нашей группе в техникуме половина учащихся были из детских домов.

Нам внушали: в этой стране все равны. Я впитала это с первыми прочитанными, с первыми написанными строчками. И никогда не было случая усомниться в этом.

Работала на заводе у станка, была членом КПСС. Никогда не чувствовала себя ущемленной, ущербной. Ну да, директор завода ездил на служебном автомобиле, жил в хорошей (но тоже служебной!) квартире, зарплата у него была больше, чем у меня. Ну и что? Я знала, что могу остаться работать у станка, а могу выучиться на инженера, на журналиста (что и сделала со временем). Мы были с директором в одной партийной организации, и я могла на собрании сказать, что именно нахожу в его работе неправильным, нерациональным.

У нас было рабочее, человеческое достоинство. Мы поднимались по ступеням культуры - ездили в театры, музеи, читали книги, ходили в вечерние школы и вузы. Ездили к морю, в Москву и Ленинград - походить по этим городам, потрогать историю руками.

Наши юные мужья учились дарить нам цветы, учились подавать руку при выходе из трамвая.

Шли годы. Да, что-то в стране было не так, экономика хромала. Перестройка была нужна, и я приветствовала ее первые шаги, боготворила Горбачева.

А как радовалась первым кооперативам, первым успехам бизнеса! Как хорошо, думала я, что нашлись предприимчивые люди, которые поднимут экономику, страна одолеет временные трудности и обеспечит своим гражданам достойную жизнь.

Прошли еще два десятилетия. Мне есть чем гордиться? Что-то поддерживает мое человеческое достоинство? Увы...

Я одиннадцать лет пенсионерка, но все еще работаю. И не только потому, что мне это интересно - на пенсию жить нельзя, можно только доживать.

Будто вернулись послевоенные времена: витрины в магазинах ломятся от изобилия продуктов, а покупатель отходит от них несолоно хлебавши, особенно загостившиеся на этом свете старушки. Возводятся все новые и новые супермаркеты, куда и войти-то многим боязно. Лучше уж рынок и такие «супермаркеты», как Дом мебели, где нет огромных зеркал и сверкающих полов, в которых отражаются потрепанные туфли.

Представляясь дзержинскому читателю, новый шеф-редактор «Дзержинца» Александр Чуркин написал о своих впечатлениях от нынешнего Дзержинска: «Сегодня существует как бы два Дзержинска. Один - для богатых, с его “хаммерами” (самая дорогая, между прочим, марка!) и “Мерседесами”, коттеджами в Желнине, ночными клубами и билетами стоимостью в тысячу рублей на концерты заезжих знаменитостей. Второй - бедный, с пенсиями и зарплатой в две тысячи рублей, с разбитыми дорогами, облезлыми подъездами, садовыми участками, опорой тощих семейных бюджетов» (см. «Дзержинец» № 58 от 17 июля 2007 года).

Вам не напомнило это описание страну Уэллса на Закате человечества?

Я много общаюсь с дзержинскими предпринимателями. Обязательная тема, которую я с ними обсуждаю: хорошо ли ты платишь своим работникам? И очень меня эта тема печалит, удручают отношения, которые сложились между работодателями и наемными работниками, между капиталом и трудом.

С этим молодым человеком еще лет пять назад мы общались на равных, а теперь меня с ног валит его снобизм. «Сегодня и наемный работник может зарабатывать большие деньги. Учись, достигай, стремись», - говорит он. Однако сам готов платить нормальную зарплату лишь топ-менеджменту, а рядовым рабочим - только средства на восстановление их как рабсилы. Слова-то какие появились! Топ, VIP. А остальные?

Дама-предпринимательница имеет несколько магазинов и пекарню - хлеб продают прямо горячий. Спрашиваю знакомую продавщицу:

- Эта румяная булочка вкусная?

- Не знаю, я беру только ржаной хлеб, на булки у меня не хватает, - сказала женщина.

- Что ж она вам так мало платит?

- Говорит, налоги большие, расходов очень много…

Расходы, конечно, большие - дама один за другим открывает новые магазины. А ее замок в пригородном поселке тоже требует немалых средств - сначала на строительство, теперь на содержание. Но я так и не задала ей вопроса: что ж ты держишь своих работников на черном хлебе? Мне просто стало неприятно с ней общаться.

А этот господин достаточно скромен. Он по-прежнему живет в городской квартире, и даже дачи не имеет - некогда ему там прохлаждаться. Великий труженик! Но вот уже работают на его предприятии 10, 15, 50 человек, а зарплатой он их тоже не избаловал. «Я создаю хорошие условия труда и быта - ведь для них же, для рабочих стараюсь, производство расширяю», - говорит он в оправдание невысоких зарплат. Но ведь расширяешь ты производство для себя, это твоя собственность растет, а рабочим что от этого? Из-за малой зарплаты они от тебя и от твоих хороших условий все равно уйдут - им надо семью кормить, детей учить. Придут следующие работяги, и следующих ты так же будешь эксплуатировать, как и прежних.

Вот оно, это слово, которое никем не произносится: эксплуатация. Считается, что у нас ее нет, у нас между работодателями и работниками партнерские отношения.

Казалось бы, нынешние работодатели вышли все из того же социализма, что и все мы (моложе еще только подрастают). Почему же так охотно они выстроили эту пропасть между собой и рабочим людом?

Один из бизнесменов сказал мне однажды (впрочем, это часто повторяют и другие): «А кто планку задал? Разве не государство? Разве не государство платит унизительную зарплату учителям, врачам, работникам детсадов? Почему мы должны быть совестливее государства?»

Хотелось бы возразить, да нечего. Разве только сказать: а государство - это кто? Разве не вы же? Теперь вот городское и областное руководство ставит задачу перед бизнесом довести уровень среднемесячной заработной платы до… Для разных отраслей разные цифры называют - 8000, 10000, 11000 рублей… А по итогам первой половины 2007 года средняя зарплата в дзержинской сфере здравоохранения составила 8351 рубль, в школах 6329, в библиотеках 4062, в детсадах 3603 рубля.

Да и верно, стоит ли раскошеливаться на воспитателя детсада? Там же воспитываются дети рабсилы. Хозяева жизни наймут своим отпрыскам гувернеров.

Только что ж вы жалуетесь, господа, на нехватку этой самой рабсилы? И ведь всем хотелось бы умных, квалифицированных - слесарей, токарей, сварщиков, вежливых продавцов. А отец вот этого неумехи получает у вас достойное вознаграждение за свой труд? Настолько достойное, что сыну захотелось пойти по стопам родителя?

Вот такие они, два Дзержинска.

Но есть еще и третий - чиновничий Дзержинск. Чиновники - это совсем особая каста, причем имеет она явственную тенденцию к разрастанию. Она, эта каста, как раз призвана (вместе с законодателями) создавать условия для партнерства, социального мира между классами. Но, попав сюда в основной своей массе из «низшей расы», чиновники стремятся попасть в высшую и используют свою службу как промежуточную ступень. Через знакомства, через взятки и откаты рвутся, рвутся ввысь! Главное внимание своим делам, а служебные - так, для проформы и отчета перед вышестоящими. Нормативные акты составляют тоже с учетом своих интересов. Когда предприниматели рассказывают (разумеется, с тысячью предупреждений, что это ни в коем случае не для печати), через какие тернии приходится им проходить на пути к разным разрешениям, постановлениям, справкам, мои седые волосы начинают тихо шевелиться.

Разумеется, это характерно не только для Дзержинска. Проследите за судьбами тех, кто в свое время был на государственной (муниципальной) службе или депутатствовал на том или ином уровне. Очень немногие из них вернулись к прежним занятиям и прежнему уровню жизни, остальные так далеко - не достанешь.

Наверное, некоторые чиновники обидятся на меня. Во-первых, и среди них далеко не все допущены до кормушки. А во-вторых, самые совестливые с горечью признаются, что оценивают свою работу как ИБД - имитация бурной деятельности (это определение я услышала от чиновника в стенах административного здания).

Вернусь, однако, к Герберту Уэллсу. Вы помните, чем заканчивается эволюция человека в его романе? Морлоки заботятся об элоях, одевают их и кормят. Потому что выращивают их на мясо, как овец.

В некоторых странах услышали предостережения антиутопии - и действительно развивают социальное партнерство. Мы еще не слышим.


Анфиса ГЛУШИХИНА

 
< Пред.   След. >
 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования © ООО "Агентство "А", 2006
april@april-dz.ru