Навигация
Главная
Ретро
_________________________
Архив


Статистика посещений
mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterЗа сегодня89
mod_vvisit_counterЗа вчера4374
mod_vvisit_counterЗа неделю8899
mod_vvisit_counterЗа месяц89
mod_vvisit_counterВсего4193893
 
Главная arrow Ретроспектива arrow Ретро arrow Человек, не способный к «одобрямсу»
Человек, не способный к «одобрямсу» Печать Отправить на e-mail
Автор: Анфиса ГЛУШИХИНА   
19.12.2007
Алексей Анатольевич КАЛИГИНДепутатом Городской думы Дзержинска доктор Калигин Алексей Анатольевич избран впервые в 2005 году. С первых шагов заявил о себе как человек, не способный к «одобрямсу». Считает, что за словами «разумный компромисс» чаще всего прячется нежелание отстаивать свою точку зрения. Вот этим депутат Калигин не грешит - свое мнение он имеет по любому вопросу и отстаивает его до последней возможности.
 
- Алексей Анатольевич, ваше неприятие некоторых решений городской администрации, которые выносятся на одобрение Думы, все равно ни к чему не ведет. Единороссы имеют в Думе большинство. Достаточно им во фракции принять решение о консолидированном голосовании - и все ваши доводы уже не играют никакой роли.
- Ну, почему? Во-первых, не всегда у единороссов хватает голосов для принятия решения, а фракция «Родина», куда я теперь вхожу, голосует против. Во-вторых, мы общаемся на заседаниях комитетов, и свою точку зрения мне удается изложить коллегам-депутатам еще до заседания фракции. Не всегда удается переубедить, это верно, но я держусь до последнего.
Например, никогда, ни при каких обстоятельствах я не соглашусь, что из городского бюджета надо финансировать футбольную команду, которая должна выйти на профессиональный уровень, или строительство храма.
Мне говорят: ну, как же, футбол - это чуть ли не национальная идея на городском уровне, как же не поддержать! А полноценное здравоохранение - это не национальная идея на городском уровне?
- Как вы оценивает нынешнее состояние городских учреждений здравоохранения?
- Материально-техническая база находится в неудовлетворительном состоянии, и этим все сказано. А если точнее, - в крайне плачевном состоянии, нужно называть вещи своими именами. Я понимаю, что это не вина нынешней администрации, но власть давно к больницам так относится, поэтому они и находятся в такой разрухе.
- Под материально-технической базой вы подразумеваете оснащение оборудованием или состояние зданий?
- И то, и другое. Если часть оборудования сейчас поступает по национальному проекту «Здоровье», то состояние зданий внушает большую тревогу.
- Сейчас все диспансеры, в том числе и ваш, противотуберкулезный, переданы в ведение областного департамента. Это обстоятельство как-то улучшило ваше материальное положение?
- Больших сдвигов пока нет, да и времени прошло не так много. Но помощь мы получаем. В частности, в нашем диспансере самое больное место было состояние пищеблока. В конце 2006 года мы отремонтировали его за счет средств области. Причем средства сначала не были предусмотрены, лишь по итогам девяти месяцев прошлого года, когда губернатор и его команда сумели дополнительно привлечь в казну достаточно много средств, нам деньги выделили.
В городе же мы, на мой взгляд, ничего бы не получили. Я по месту жительства отношусь к первой поликлинике, вижу, в каком ужасном состоянии это здание, а в ближайшей перспективе капитальный ремонт не намечается.
- Я знаю, в наших больницах существует такая проблема: приходит заказанное по национальному проекту оборудование, а его некуда ставить.
- Да, это действительно проблема. В ту же первую поликлинику идет новый современный флюорограф, специально под него нужно реконструировать помещение. А денег из бюджета на эту реконструкцию дали немногим больше половины необходимой суммы. Остальное, говорят, зарабатывайте сами.
Вы бываете на заседаниях Думы, знаете, что я постоянно говорю об этом: ребята, вот сейчас оборудование дорогостоящее поступит, а помещения не оборудованы, что делать? Дайте денег. Достойно надо принять это оборудование!
- Вас не особо слушают.
- Да, не слушают. И что делать?
- Ну, я смотрю, вас лично такое положение дел не особо смущает. Ваш противотуберкулезный диспансер живет как будто по особому режиму. Даже территория вокруг него стала в последнее время одной из самых привлекательных в Дзержинске.
- Все началось с взаимодействия с партнерами из Великобритании, оно наложило большой отпечаток на нашу работу. Хотелось соответствовать лучшим образцам.
- Как вы вышли на это взаимодействие?
- Это долгая история. Было это лет пять или шесть назад. Я совмещал работу врача-фтизиатра в диспансере с работой в девятой колонии - там был организован локальный участок для больных туберкулезом, потому что была высокая заболеваемость.
В это время с петинциарной системой Нижегородской области работал Нью-йоркский институт здравоохранения. Появилась мысль: если партнеры из международных организаций работают с петинциарной системой, то почему бы и нам в диспансере не попробовать найти зарубежных партнеров?
Как раз в то время у меня произошел стремительный служебный рост: в течение нескольких месяцев я стал заведующим отделением, потом главным врачом диспансера. В поиске партнеров мы объединились с еще одной организацией - она называлась «Возвращение на волю». Там был очень креативный руководитель. Вместе мы вышли на общественную организацию «Мерлин», которая работала в России, в Томске, по туберкулезу. Представители «Мерлин» приехали к нам, ознакомились с ситуацией. Тогда же министерство международного развития Великобритании DFID проводило программу грантов, направленную на развитие социальной сферы и здравоохранения. Мы написали совместную заявку. Ее одобрили, выделили средства. Грантополучателем стало «Возвращение на волю». Так получился первый проект. Потом, с некоторым перерывом, подали заявку в Евросоюз. Тоже выиграли благодаря совместным усилиям. Получился второй проект. Так вот на протяжении четырех-пяти лет и проходило наше взаимодействие. На пользу больных.
Ну, а благоустройство территории… Приоритет был такой. Из года в год старались. Считаю, что цели во многом достигли.
- Да уж, такое печальное учреждение превратили в такую картинку. Осталось только само здание побелить…
- Не все так просто. Здание диспансера - единственный памятник истории областного значения в Здание диспансера (фото из архива)городе Дзержинске. Здание земской больницы, в котором теперь располагается стационар противотуберкулезного диспансера, построено 100 лет назад на средства купца Кузнецова. Проводить здесь реконструкцию могут только строительные организации, лицензированные министерством культурыРоссии.
Я приглашал сюда реставраторов. Они подготовили очень серьезный документ по обследованию состояния нашего здания. Только проектная документация будет стоить один миллион 80 тысяч рублей.
- Реставрации подвергнется только внешняя часть?
- Реставраторы готовы делать всё, что угодно. Мы хотели сначала только внешнюю часть реставрировать. Потому что кровля уже течет, в стенах трещины. Но чтобы заявить о необходимости работ, мы должны хотя бы иметь проект. Я разговаривал с руководителем строительных работ - его организация реставрировала храм Александра Невского на Стрелке в Нижнем Новгороде. Примерная стоимость работ, если не укреплять фундамент, - 5 миллионов рублей, с фундаментом - значительно больше. Но пока нет средств даже на проектные работы. Я Здание диспенсера (фото из архива)очень надеюсь, что сможем достучаться до областного правительства. Сегодня Юрий Викторинович Макаров звонил - вы знаете, он курирует нашу благотворительную акцию «Белые цветы», говорит: давайте писать на Шанцева, я готов как почетный гражданин города подписать письмо. Алексеев Александр Васильевич тоже подпишет просьбу о выделении средств на реставрацию здания. Ведь в 2009 году исполняется 100 лет земской больнице и 50 лет, как наша служба работает в этих стенах.
- Год в год?
- Да, так получилось. Свою задачу сейчас вижу в этом - достучаться, попасть в какую-либо областную программу, чтобы получить средства на проектные работы. Вы же видите, здание очень красивое. Если его отреставрировать…
- Да, а я сказала - побелить. Оно ведь красного кирпича, тут не надо никакой покраски.
- Я же говорю, тут не все так просто. Это дело реставраторов, все работы однозначно будут согласовываться с комитетом по охране памятников.
А еще у меня голубая мечта - построить на территории небольшую больничную церковь. Думаю, постепенно начнем мечту осуществлять.
- Зачем? Вы человек верующий?
- Да. Сам в церковь, к сожалению, редко хожу, а тут буду ходить. Я считаю, что нашим больным нужна помощь не только медицинских служб, им еще и с душой надо разобраться.
- Думаете, церковь поможет?
- Я думаю, что да. Если удастся больничную церковь построить, я буду считать, что мы многое сделаем для больных. Очаг веры нужен. В основном здесь люди православные. Я даже не хочу обсуждать этот вопрос. Я знаю, что это нужно сделать, и всё.
- За счет каких средств будете строить?
- Однозначно - за счет благотворительных. Церкви только так и должны строиться. Артамонов Валерий Геннадьевич на въезде в город строит церковь. И на строительство большого храма, насколько известно, тоже жертвует средства. Вот так и должно быть. Это душевных сил больше требует, чем подошел, в кармане бюджетном взял. Нет, за счет бюджета - ни в коем случае.
- Сейчас все средства, которые зарабатывают больницы и школы, в обязательном порядке идут через бюджет. Вы считаете, это правильно?
- Так теперь положено по Бюджетному кодексу. Все, что зарабатывают диспансеры, тоже проходит через областной бюджет. Но в областном департаменте здравоохранения нам не выворачивают руки так, как здесь.
Когда нас передавали в область, у нашего диспансера была кредиторская задолженность два с лишним миллиона рублей. При этом мне не говорили: это твои проблемы, ищи, где хочешь, мы платить за тебя не будем. Мне давали дополнительные ассигнования на погашение исков, которые предъявляли кредиторы. Хотя кредиторская задолженность сложилась еще в муниципальном учреждении.
А что в городе происходит? Помните, ограбили кассиршу, которая несла зарплату для трех больниц? Знаете, чем эта история закончилась? Грабителей не нашли, денег из бюджета на выплату зарплаты не дали. Руководителям учреждений сказали: а где хотите, там и берите деньги на зарплату. И вот они выкручиваются.
Почему они должны выкручиваться? Я считаю, вина лежит полностью на централизованной бухгалтерии. Там не продумали систему инкассации (или как это называется), отправили деньги без всякой охраны. Разве так делается?
Вы говорите, нет помещений под новое оборудование, которое поступает по нацпроекту. Разве только помещений? А кто обслуживать будет это оборудование? Кому вообще работать в больницах? Кадровая проблема давно уже стоит очень остро. А при таком отношении к людям, к руководителям учреждений и вовсе некому будет работать.
Кадры - это отдельная тема, крайне серьезная. Специалистов не хватает во всех сферах народного хозяйства и медицины в частности. Специалистов нужно растить.
Так что я бы предложил городу не футбольную, а другую «национальную» идею: Дзержинску - здоровое население. Лечебное учреждение должно быть лечебным учреждением.
У меня есть с чем сравнить. Я не был в Москве, не знаю, как там, где бюджетная обеспеченность в 40 раз выше, чем в Нижегородской области - Шанцев такую цифру озвучивал. Зато мне посчастливилось в свое время быть в трехнедельной командировке в Соединенных Штатах Америки. Десять главных врачей из нашей области туда ездили.
- Там ведь медицина полностью платная?
- Страховые компании, если человек работает, платят за лечение, и есть граждане, которые платят сами. А 20 процентов населения вообще не платят страховые взносы. В этом случае ты заболел - это твои проблемы. У тебя есть три решения вопроса: умирай; есть деньги - плати; не умер, упал на улице - можешь попасть в какую-то благотворительную больницу, которые содержатся за счет фондов, пожертвований и т.д. и т.п.
- И много таких благотворительных больниц?
- Не могу сказать. Ни в одной не были. Какие условия, не знаю. Но в любой заштатной платной больнице условия значительно, на порядок лучше, чем у нас.
Бесплатными, на мое удивление, оказались дома для престарелых. Я полагал, что какую-то лепту должны вносить или родственники, или сами люди, которые живут в этих домах. Но они содержатся за счет бюджета.
- А где бы они ее взяли, эту лепту?
- В Штатах капитализм давно построен, граждане живут с этим и понимают: придет старость, нужно копить деньги. Тем не менее муниципалитет содержит дома для престарелых. Причем эти дома таковы, что у нас в городе, я думаю, ни одной гостиницы нет такого уровня. В Нижнем есть, а у нас нет.
Меня потрясло, например, что в домах престарелых специально поддерживают температуру выше, чем в других зданиях - общественных или жилых. Чтобы уютно было старикам. Специальная система кондиционирования. Везде, в любой больнице, очень приятные запахи. А у нас в самом лучшем лечебном учреждении сразу чувствуешь запах столовой, не говоря уж о других запахах. Там такого вообще нет. Вентиляция - основа основ.
- Вы размечтались, однако.
- Почему? Задачи вполне осуществимые. Беда в том, что в управлении городом мало креативных людей. При всем моем уважении к военным, я все-таки полагаю, что ими должны руководить гражданские люди. В армии вся система построена на единоначалии, на выполнении приказов. Там служат не один год, служат десятилетиями. Понимание того, что у человека может быть свое мнение, отличное от мнения руководства, исчезает напрочь. А если вектор выбран неправильно? Динамично развивается тот организм, который работает по демократическим правилам, а не по авторитарным. У человека должна быть свобода мысли, свобода слова. Здоровая оппозиция только на пользу.
А вы посмотрите, во что превратились наши городские СМИ. Вспомните прежнюю «Дзержинскую панораму». Она была достаточно одиозная, но оппозиционная, и в этом была ее сила.
- В этой одиозности и был ее недостаток. Была бы более доказательной, толку было бы больше.
- Ну, а сейчас и вовсе никакой оппозиции. Причем на всех уровнях. На центральном телевидении мыльную оперу закачают в прайм-тайм, и всё.
- Вы не совсем правы. Есть что посмотреть и почитать и в стране, и в области. И у нас в городе есть газета, которая сохраняет объективную позицию - это «Дзержинское время». Следите за ней повнимательней. Ну, а если говорить об оппозиции, так ей объединяться надо, не вразнобой работать.
- Для этого должен быть харизматичный лидер. Таким лидером был, я считаю, Сергей Иванович Трофимов. Вот у него была харизма, он мог повести за собой. А сейчас харизматичных людей нет ни во власти городской, ни за ее пределами.
 
Беседовала Анфиса ГЛУШИХИНА
 
Справка. Калигин Алексей Анатольевич коренной дзержинец. Родился в 1968 году. Окончил школу № 2, в 1993 году окончил Горьковский мединститут. Работал врачом-фтизиатром в Дзержинском противотуберкулезном диспансере. С 2000 года - главный врач диспансера.
С октября 2005 года - депутат Городской думы Дзержинска. Председатель комитета по социальной защите и охране здоровья населения.

Женат. Имеет дочь.

 
< Пред.   След. >
 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования © ООО "Агентство "А", 2006
april@april-dz.ru