12+
Навигация
Главная
Новости
Обзор печатных СМИ
Ветви власти
Ретроспектива
Деловая среда
Культурная жизнь
Поиск
_________________________
От редакции
Для рекламодателя
Карта сайта
_________________________
Архив











Дзержинская Интернет-газета «Апрель» зарегистрирована Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство Эл № ФС77-24564
Учредитель ООО «Агентство «А». Редактор Глушихина Анфиса Николаевна.

Материалы с пометкой R, «Имидж» публикуются на коммерческой основе. За содержание рекламных и коммерческих материалов ответственность несет рекламодатель.

Мнения авторов опубликованных материалов могут не совпадать с позицией редакции.

При перепечатке материалов ссылка на Дзержинскую Интернет-газету «Апрель» обязательна.

WebMoney: R377424199614

Счёт в Сбербанке РФ: 40817810442163010762/54

Статистика посещений
mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterЗа сегодня725
mod_vvisit_counterЗа вчера1241
mod_vvisit_counterЗа неделю3248
mod_vvisit_counterЗа месяц24712
mod_vvisit_counterВсего2198781
 
Главная
Майя Яворовская Печать Отправить на e-mail
Автор: Анфиса ГЛУШИХИНА   
09.10.2018

Когда долго живешь, случается, что ты помнишь, как человек родился, потом вся его жизнь проходила перед твоими глазами. Тяжело переживаешь, если человек тебе дорог, а с ним вдруг случилось несчастье. Еще тяжелее, когда человек умирает. Как же так? - ты его помнишь младенцем, а его уже нет…


О несчастьях и о смерти Майи Яворовской я узнала из интернета.

Нет, она уже не была младенцем, когда я узнала ее. Но было очень горькое ощущение, когда я прочитала об ее смерти. Как же так, та самая Майка, умница Майка, которая навсегда вошла в мою жизнь - и вот ее уже нет?

Мы учились на заочном отделении Ростовского (на Дону) госуниверситета. Она была очень скромной студенткой - мы и не знали, что она пришла на факультет журналистики за вторым высшим образованием. О своем дипломе инженера она помалкивала. На первом курсе Майя близко сошлась с Инной Родик. Обе умницы, они были нашими палочками-выручалочками при каких-то затруднениях на семинарах и зачетах.

Приезжая в Ростов на сессии, мы снимали углы в самых разных местах - желательно поближе к университету. Ой, через сколько таких углов прошла я за годы учебы! Хозяйки (как правило, это были женщины, оставшиеся без мужей, но с детьми) набивали народ в «углы» очень тесно. Только за вступительную и установочную сессии и за первый курс я поменяла несколько таких «углов», причем во второй раз возвращаться хоть в какой-нибудь из этих углов совсем не хотелось.

Перед вторым, кажется, курсом я взяла в университете пачку адресов - хозяйки приносили их, чтобы заполучить будущих квартирантов - и собиралась идти по этим адресам. Многие углы уже бывали заняты, путешествие могло быть длительным.

Но прямо в вестибюле ко мне подошла молодая женщина и спросила, не нужно ли мне жилье.

Жилье было через дорогу от университета. Галя привела меня в свою четырехкомнатную квартиру с высокими потолками и со всеми возможными удобствами. Показала большую квадратную комнату с огромным ковром на полу. Спросила: может быть, я приведу подружек? Цену за жилье она не назначала - спросила у меня же, сколько обычно платят студенты.

За всеми благами мне виделся какой-то подвох. Зачем в такую квартиру пускать жильцов? Во всем чувствовался достаток, тогда как другие хозяйки пускали к себе квартирантов от нужды.

«Может, это вообще какой-то вертеп? Ей нужны продажные женщины - вот нами она и будет торговать…».

«Подружками» я назначила Майку и Инку. Караулила, когда они приедут. Укараулила, позвала, но поделилась своими подозрениями. Они, в общем-то, тоже несколько подивились такой удаче.

Пошли смотреть квартиру. Девчонки были в восторге. Галя оказалась врачом, работала на неотложке. Родители ее были в заграничной командировке, она жила одна. Уже не помню (прошло как-никак пятьдесят лет с той поры), то ли это было желание как-то скрасить одиночество, то ли появились какие-то материальные затруднения. Как бы то ни было, мы приземлились на территории Гали не на одну сессию. Стали искать другое жилье только перед приездом родителей Галины.

Инна была из Майкопа, я в ту пору жила в Волгограде, Майя приезжала из Донецка.

Многое забылось, но большой ковер в большой комнате помнится, как будто всё было только вчера. В жаркие дни июня-июля мы располагались на нем - кто сидел, кто лежал - и готовились к зачетам и экзаменам. Одна из нас читала материал вслух, другие слушали. Иногда которая-нибудь задрёмывала. Будили ее со смехом и в наказание передавали ей функцию чтеца. Тут же на ковре стояла большая миска с черешнями или вишнями. Иногда мы покупали ягоды сами, но чаще всего их приносила Галя.

Майя была самой успешной, эрудированной студенткой. Инна работала преподавателем в музыкальной школе по классу виолончели, писала аналитические статьи в майкопских изданиях на театральные и музыкальные темы, студенткой тоже была успешной.

Я приклеилась к девчонкам только, наверное, по причине совместного проживания. Я была волочильщицей на канатном заводе, не было у меня за спиной интеллектуального багажа. Когда на заводе образовалась вакансия литработника в многотиражной газете, меня взяли туда уже как студентку журфака. Но я думаю, что это случилось на безрыбье…

В университете были у нас письменные домашние задания. В связи с ними мы как огня боялись Нины Михайловны Чмыховой. Она преподавала стилистику, была очень требовательной - за что я благодарна ей по сей день. Тетрадка с ее лекциями хранится у меня до сих пор.

Но тогда мы просто боялись.

По-моему, все преподаватели имеют один общий недостаток: каждый считает свой предмет самым главным. Вот и Нина Михайловна считала стилистику наиглавнейшей дисциплиной. Наверное, она была права: какой ты журналист, если не знаешь стилистику, нет у тебя чувства языка?

Среди прочих заданий было у нее такое: подобрать из художественной литературы иллюстрацию к тому или иному правилу. Будто у нас не было других лекций, зачетов - ищи иллюстрацию!

Меня и Инну крупно выручала Майя. Она писала стих на нужную тему - для Инны один, для меня другой, для себя третий. Она подписывала стихи мужским именем. Может быть, это был ее поэтический псевдоним? (Эта мысль пришла мне в голову много позднее). Стихи были замечательные, Нина Михайловна безоговорочно принимала их к зачету.

Когда родители Гали вернулись, мы, три студентки, продолжали на сессиях жить вместе, но далеко не в таких апартаментах. В одной и той же коммунальной квартире прожили несколько сессий. Девчонок привлекала хозяйка - кладезь интереснейших историй из времен революции и гражданской войны. Анна Степановна жутко много курила. Для меня ее курение было ужасно, но ради общения с девочками терпела.

Мне и в голову не приходило, что Майка уже профессиональный журналист, писатель, поэт. Со временем она переехала в Майкоп, работала там на радио.

Я отстала от девчонок, закончила учебу на год позднее. Но и по окончании университета мы еще какое-то время общались, я даже приезжала к ним в Майкоп.

Потом за далью времени, за далью расстояний мы потеряли друг друга. Но я всегда помнила девочек - пересечение наших судеб навсегда осталось одним из самых светлых моментов моей жизни.

Недавно я решила поискать своих подружек в интернете.

Инну пока не нашла. Узнала, что она уезжала в Элисту, потом вернулась в Майкоп. Будучи уже пенсионеркой, работала заведующей литературной частью Русского государственного драматического театра Адыгеи имени Пушкина. Года полтора назад переехала в Москву, куда несколько лет назад уехала ее дочь Светлана, тоже журналист. Продолжаю искать.

А Майи больше нет. Но не просто нет. Последние годы ее жизни были по сути дела трагическими.

«В девяностых годах у Майи начались проблемы со здоровьем - развился диабет, - читаю я в сетях. - Пришлось ампутировать ступню, а потом и всю ногу. Резко ухудшилось зрение. С огромным трудом удалось обменять ее квартирку на четвертом этаже без лифта на первый этаж, чтобы она могла иногда выезжать на коляске во двор, в парк».

Вот это Майка? Та самая Майка, заядлая театралка, туристка, заводила (она рассказывала нам с Инной о своих путешествиях по Сибири)?

Представляю наши посиделки-полежалки на ковре в ростовской квартире напротив университета - и не могу соотнести то наше существование с инвалидной коляской. Два мгновения одного и того же времени, но они несоединимы. Так не должно быть!

«Майя пыталась продолжать активную творческую жизнь, - читаю всё там же. - У нее дома проводились заседания литературной студии, она с трудом, уже почти не видя, пишет, иногда публикуется. Жить становилось всё труднее - вторая половина девяностых больно ударила по большинству из нас, а одинокой и тяжело больной женщине бывало совсем невмоготу. Она осталась наедине со своими мыслями, страхами, несбывшимися надеждами. Точку на этой жестокой истории поставила нелепая случайность, оборвавшая ее жизнь. Майя на костылях подошла к двери, которую неожиданно и резко открыл сосед. Падение, перелом единственной оставшейся ноги, ее ампутация, отказ почек. Ей было 66 лет».

Из найденных публикаций я не смогла понять, где Майя провела последние годы. Кажется, всё там же, в Майкопе.

Майя умерла в 2001 году, а для меня она жива. Как одно из самых светлых воспоминаний моей жизни, как один из самых светлых человеков, которых я встречала.

Стихи Майи можно прочитать на сайтах:

http://viknaodessa.od.ua/newspaper/news/?7733

http://club.berkovich-zametki.com/?p=26895


Анфиса ГЛУШИХИНА,

однокурсница Майи

по Ростовскому госуниверситету

(1966-1972/73)

 
< Пред.   След. >
 
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования © ООО "Агентство "А", 2006
april@april-dz.ru